Статьи

Microsoft как вероятный противник

Фото: News.ru Все новости на карте

Объединяющая 150 компаний Ассоциация разработчиков программных продуктов «Отечественный софт» пожаловалась на закупку мэрией Москвы программ Microsoft в «нарушение государственного курса на импортозамещение». В одном лоте чиновники заказали лицензионный американский софт на 90 млн рублей. По мнению российских разработчиков, требования аукциона специально сформулированы так, что им соответствует только продукция Microsoft. Соответствующее письмо направлено заместителю мэра Наталье Сергуниной и в Минкомсвязи РФ. В нём же авторы утверждают, что, закупая американское ПО, московское правительство сильно рискует, так как иностранный производитель, «исполняя санкционное законодательство враждебных государств», может в любой момент парализовать работу столичных властей. По подсчётам Ассоциации, только в 2019 году Москва потратила порядка 50 млрд рублей на IT-закупки, но доля средств, выделенных на отечественные программы, не превысила 3%.

«Сложнейшая геополитическая обстановка»

Предметом закупки, объявленной 2 апреля столичным Департаментом информационных технологий (ДИТ), стали лицензии на операционную систему Windows, офисные приложения Microsoft Office, специализированное программное обеспечение Microsoft Project и Microsoft SysCtrDatactrCore, а также другие иностранные программы. Требование к аукциону сформулировало подшефное департаменту ГКУ «Инфогород».

В документы аукциона включено обоснование невозможности закупки российских программ. По мнению Ассоциации, оно не мотивировано и написано только для того, чтобы исключить возможность покупки альтернативных российских программ и «саботировать государственную программу импортозамещения в сфере ИТ». Авторы письма (есть в распоряжении NEWS.ru) считают, что этим нарушен закон «О конкуренции», и требуют срочно изменить техзадание аукциона, чтобы допустить к нему российских разработчиков.

Одним из аргументов в пользу отечественных программ в Ассоциация называют то, что защищенность российского софта «соответствует критериям ФСБ и Минобороны РФ», в то время как серверная инфраструктура для обработки и хранения данных программ Microsoft находится за пределами России.

Обращаем Ваше внимание, что закупка ДИТ Москвы американского ПО происходит в условиях сложнейшей геополитической обстановки. Укрепляется зависимость Правительства Москвы — крупнейшего и важнейшего субъекта Российской Федерации, столицы нашей Родины — от иностранных решений враждебных нам стран, которые вводят в отношении России санкции и принимают меры по дестабилизации экономической ситуации в нашей стране. Такого рода закупки могут привести к печальным последствиям, когда закупленное ПО будет удалённым образом отключено корпорацией Microsoft, исполняющей санкционное законодательство США, и работа Правительства Москвы будет заблокирована и парализована, — говорится в обращении.

Также Ассоциация заявляет, что закупка ПО у отечественного производителя станет мерой поддержки собственной экономики.

По словам авторов письма, под нужды московских чиновников вполне бы подошли российские программы. Среди наиболее известных проектов в Ассоциации называют операционные системы AstraLinux и «Альт», облачные продукты и сервисы, системы электронного документооборота ЭОС «Дело» и Docvision, базы данных «Ред Софт», «СёрчИнформ», Seldon, Postgres Pro, а также прикладное офисное и программное обеспечение компаний ABBY и «Мой офис». Ассоциация также обращает внимание на прошедшие недавно крупнейшие закупки российских программ федеральными и региональными органами власти, подтвердившие их конкурентоспособность.

Полагаем, что ДИТ Москвы создаёт искусственные барьеры по допуску российских разработчиков к участию в аукционах. Такую позицию считаем дискриминирующей, так как она не соответствует принципам честной конкуренции и не позволяет отечественным IT-компаниям даже предложить к закупке свои программные продукты, — негодуют представители Ассоциации разработчиков.

Сравнение несравнимого

Ассоциация предоставила NEWS.ru собственный анализ нарушений, которые, по мнению её членов, имеются в госзакупке. Так, в документе «Обоснование невозможности приобретения продукта у отечественного производителя» приведены ключевые требования для необходимых программ. Таблица содержит 16 вкладок, в каждой из которых приводится сравнение определённого типа закупаемого софта с существующими российскими аналогами — более 700 различных программ. Документ построен по принципу сравнения несравнимого, настаивают российские разработчики. Так, Microsoft Windows 10 Pro сравнивается с «Виртуализованным маршрутизатором EcoRouter», мобильной ОС «Аврора» и встраиваемой операционной системой SIM-карты «ОС (U) SIM ИТТ 3G/LTE». Офисный пакет Microsoft Office сравнивают с «Яндекс. Браузером», видеоредактором Movavi и специализированным ПО «Учёт медикаментов в больницах».

Кроме того, из таблицы следует, что только продукты Microsoft соответствуют требованиям, а все остальные программы (суммарно — 1360) не отвечают им даже частично. Для всего российского программного обеспечения во всех ячейках таблицы указано либо «нет», либо «не документировано».

Считаем приведённое сравнение не только ложью, но и попыткой игнорирования здравого смысла, так как большинство предъявляемых к сравнению и требующихся ДИТ Москвы функций не только заявлены в документации к ПО, но и прописаны на сайтах производителей в разделе функциональных особенностей конкретных продуктов, — говорится в анализе Ассоциации.

Департамент информационных технологий Москвы, комментируя письмо, заметил, что осуществляет «закупки в соответствии с законодательством».

Пресс-секретарь Ассоциации разработчиков программных продуктов Инесса Паперная в разговоре с NEWS.ru отметила, что с момента начала программы импортозамещения программного обеспечения в 2014 году реальный спрос государственных структур на отечественный софт мало изменился. Есть множество примеров, когда закупочная документация формируется под конкретное зарубежное ПО при наличии российских аналогов, даже если они в разы дешевле и качественнее. Она считает эту ситуацию странной и приводит в пример США, где ту же «Лабораторию Касперского» не допускают к госзакупкам как иностранного производителя.

{{expert-quote-3120}}

Author: Инесса Паперная [пресс-секретарь Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт»]

По подсчётам Ассоциации, средства Москвы, которые город тратит на закупки в сфере IT (ПО плюс инфраструктура) исчисляются миллиардами рублей. По нашей оценке, в 2016 году столица потратила больше 17,5 млрд рублей на закупки софта и железа, при этом из этой суммы, по данным ДИТ Москвы, на отечественное программное обеспечение потрачено только 503 млн, то есть меньше 3%. И из них на решения из реестра отечественного программного обеспечения не потрачено почти ничего. На следующий год, несмотря на кратный рост затрат на IT до более чем 43 млрд рублей, на отечественные решения потрачено 740 млн рублей, то есть меньше 2%. В 2018 году на основании анализа сайта госзакупок, мэрией Москвы на расходы в сфере информационных технологий потрачено 60 млрд рублей, при этом по итогам года не декларировалась общая сумма расходов на отечественный софт. В СМИ освещалась закупка ПО на 760 млн рублей, в рамках которой, на отечественные продукты ДИТ выделил всего около 80 млн рублей, потраченные преимущественно на решения по безопасности. В 2019 году, по нашим данным, Москвой было потрачено порядка 50 млрд на IT-закупки, но объём средств, выделенный на отечественное ПО, также не превысил 3%.

По словам Паперной, столичные власти преимущественно закупают софт из США. Наибольшую долю в закупках занимают компании Microsoft, Citrix, Cisco, Red Hat и HPE.

Конкурировать с Google и Бредом Питтом

России нужно развивать собственное программное обеспечение, поскольку без этого нельзя обеспечить суверенитет, утверждает эксперт по IT, доктор технических наук Леонид Делицын, комментируя ситуацию.

{{expert-quote-3118}}

Author: Леонид Делицын [аналитик ГК «ФИНАМ»]

Если бы политическая обстановка в мире была другая, на нас не накладывали санкции, и время от времени не возникали бы идеи наказать нас больно и экономически, не было бы ничего страшного в том, что всю работу организаций в стране мог бы парализовать иностранный производитель софта. Ведь этому производителю незачем было бы наносить экономический ущерб союзнику. Но увы, мы не являемся союзником, и призывы наносить нам ущерб звучат официально из уст самых высокопоставленных политических деятелей. Значит, цифровой суверенитет нам необходим, а он невозможен без собственного системного и офисного программного обеспечения. Вопрос лишь в том, кто должен за это заплатить. Государство, конечно, предпочло бы, чтобы потрудились те организации, которые закупают софт. Им придётся переобучать сотрудников, задавать вопросы разработчикам, а иногда — переписывать полезные макросы. Грубо говоря, у них раньше что-то работало, а теперь это под вопросом. И отвечать за сбои будет именно организация, закупающая софт. Поэтому покупатели, конечно, не хотят выступать невольными инвесторами развития индустрии программного обеспечения в России. Каждый российский производитель, вероятно, задавал себе вопрос — хотят ли россияне покупать то, что мы производим, или предпочли бы приобрести что-нибудь надёжное — американское, немецкое или японское или что-нибудь дешёвое, китайское.

В случае с софтом дело усугубляется эффектом масштаба и монополизацией большинства ниш, говорит Делицын. В той же сфере операционных систем для смартфонов широкой конкуренции нет — там доминируют Google и Apple, даже Microsoft не смогла занять заметную долю рынка. Ровно так же обстоят дела и там, где дело касается операционных систем для десктопов и ноутбуков. Доля операционных систем, за исключением Windows, крайне мала, да и устанавливать её после покупки компьютера придётся самому. Ещё 25 лет назад антимонопольный процесс Netscape против Microsoft выявил, что в этой индустрии доминирующий игрок всегда может продавать продукт дешевле, потому что он легко тиражируется. Такая структура индустрии способствует её монополизации и ограничивает конкуренцию, поясняет эксперт. Более того, этот доминирующий игрок почти всегда способен довести свой продукт и до такого уровня совершенства, который недоступен другим, ведь он работает 10 и 20 лет, а конкуренты банкротятся через год-два. К примеру, браузер Microsoft Internet Explorer легко поддерживал языки многих народов мира, а Netscape — не имел ресурсов это обеспечить. Принято говорить, что в Интернете «победитель забирает всё» — можно взглянуть на Google, YouTube, Facebook, Amazon и других гигантов, то же самое верно во многих нишах IT-индустрии, поясняет Делицын.

Конкурировать на равных с Google, YouTube и Amazon нельзя, — признаёт он. — Но конкурировать на равных с Бредом Питтом и Анжелиной Джоли тоже нельзя — и если бы продюсеры могли давать на них хорошую скидку, то наш зритель предпочитал бы их отечественным актёрским парам. Увы, продюсеры не могут давать скидку, потому что актёры — нетиражируемы, а софт тиражируем, и если монополист хочет захватить рынок полностью — он продаст его дешевле. Поэтому отраслевая ассоциация выполняет в данном случае свою функцию — продвигает отечественный софт и напоминает регуляторам, что это они приняли курс на цифровой суверенитет и дали производителям софта надежду. Если регуляторы не будут последовательны, то в другой раз производители софта займутся менее рисковым бизнесом, например, будут продавать рекламу в Instagram.

14 апреля Департамент информационных технологий Москвы закончил принятие заявок на аукцион, постановив считать его состоявшимся с участием двух возможных исполнителей. Как выяснил NEWS.ru, 9 апреля жалоба на конкурс была направлена в ФАС, однако о реакции антимонопольного ведомства ничего не известно. ДИТ Москвы на момент публикации не успел ответить на запрос NEWS.ru. В разговоре с нашем изданием официальный представитель Минкомсвязи сообщил, что прокомментировать письмо Ассоциации сможет не ранее чем через неделю после консультаций с Департаментом информационных технологий.

Директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий Илья Массух, комментируя ситуацию, пояснил, что на сегодняшний день контроль за обоснованиями невозможности закупки у российского поставщика «осуществляется в основном по формальным признакам, что позволяет вольно подходить к их подготовке, используя уникальный набор критериев, соответствующих определённому продукту».

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять